Роттердам

В феврале, ещё до всех карантинных ограничений, успел съездить на неделю в Нидерланды. Ехал с целью посмотреть Роттердам — современный портовый город, известный смелой архитектурой и кипящей деловой жизнью. В Нидерландах принято считать, что деньги зарабатываются в Роттердаме, распределяются в Гааге, а тратятся в Амстердаме. Я решил восстановить справедливость и внести немного баланса в финансовые потоки этой замечательной страны, и приехал тратить свои чемоданы денег именно в Роттердам.

Как справедливо заметил заметил Женя, если знать, что я работаю в шиппинге, и посмотреть на те города, о которых я пишу в блоге, то складывается впечатление, что я путешествую почти исключительно по рабочим причинам. Раньше у меня в копилке были Антверпен, Гамбург, Барселона и Стамбул — города, в которых есть большие европейские порты. А теперь добавился ещё и Роттердам.

Роттердамский порт не просто большой. Долгое время он был крупнейшим в мире по грузообороту. А сейчас он остаётся самым крупным в Европе. Из Северного моря в него приходят самые большие океанские суда, а по реке Ньиве-Маас, что течёт через город, постоянно скользят суда и баржи, доставляющие в порт и увозящие из него грузы.

Абсолютно привычной в Роттердаме выглядит картина, когда обычная городская набережная одновременно служит причалом. Гуляешь с видом на мост Эразма, разглядывая грузы в трюмах, и любуясь проходящими мимо судами. На более мелких каналах, что проходят прямо вдоль городских улиц, достаточно много разводных мостов, шлюзов и прочей судоходной инфраструктуры. Одним словом, для любителей судоходства здесь настоящий рай.

Я обязательно вернусь ещё и к мосту Эразма, и к теме судоходства. Но пока попробую вернуть повествованию хронологический порядок.

✈️

В Роттердам я добирался на поезде из амстердамского аэропорта Схипхол. Поездов в нужном направлении было непривычно много. Прямой без остановок, прямой с остановками, с пересадкой где-то по пути — выбирай, что душе угодно. Я купил билеты на прямой поезд с остановками по пути следования, но поначалу не мог разобраться как отличить этот поезд от других, приезжающих один за другим. Проще говоря, разнообразие ввело меня в ступор. Это, конечно, дело привычки. Условно, на прилавке здешнего продуктового магазина десятки видов колбасы, выбирай любую на свой вкус и бюджет. А я привык к тому, что есть только московская не первой свежести.

🖤

Совершенно непонятно, почему здание роттердамского рынка было у меня на слуху давно, а о железнодорожном вокзале я ничего не знал. Вокзал по-настоящему кайфовый. Просто невероятно красивый. Самый красивый из всех, что видел. И он спроектирован так, что ориентироваться внутри и рядом с ним было легко и понятно. Не было никаких проблем с поисками нужной платформы, как было в Берлине, например. Под вокзалом проходит вело-пешеходный тоннель, чтобы не нужно было обходить или объезжать здание вокруг. Это типичная штука для Нидерландов, но всё равно классно. И, словно чтобы окончательно пронзить меня стрелой Амура, на фасаде этого прекрасного нового здания установлены часы и надпись, которые сняли со старого, уже снесённого здания вокзала.

Все дни пребывания в Роттердаме я пытался как можно чаще проходить мимо вокзала, настолько он мне понравился. Если бы такой красивый и функциональный вокзал построили в Одессе, это было бы событием столетия как минимум.

Снял квартиру в тихом и спокойном районе КралингенKralingen, совсем близко к одноимённому озеру. На берегах озера разбит аккуратный парк с беговыми и велосипедными дорожками, зелёными даже в феврале лужайками, и мельницами. Без них в Нидерландах никуда.

В первый же вечер сходил пешком в центр города, где возле вокзала Блаак находятся известные кубические дома, городская библиотека, едва ли не единственное здание в центре города, пережившее немецкую бомбардировку во время Второй мировой — Витте-ХёйсWitte Huis, и, конечно же, МарктхалMarkthal — громадный крытый рынок.

К концу дня, когда на город опустились сумерки, я наконец почувствовал дорожную усталость. Площадь вокруг рынка показалась мне серой и холодной, по пути домой я не смог рассмотреть что-либо ещё, так как было уже темно. Я почти успел расстроиться, что Роттердам, пусть и достаточно милый в отдельных местах, в целом довольно невзрачный. Вполне можно сказать, что первое впечатление о городе получилось смазанным.

😑

На следующий день я проснулся в 7 утра от звука работающего перфоратора — на первом этаже шёл активный ремонт. Выяснилось, что начинать шумные работы в семь утра — вполне обычная для Нидерландов практика, и жаловаться на неё бесполезно. Все последующие дни рабочие придерживались одного и того же паттерна: все самые шумные работы производили с семи до десяти утра, а дальше затихали, словно мышки. Возможно, строители просто не хотели, чтобы я проспал всю красоту, и не знали как ещё меня можно разбудить. Так или иначе, у них получилось поднять меня пораньше, и я отправился смотреть на тот же район, который впервые увидел предыдущим вечером.

Кратчайший путь от квартиры до Марктхала занимал пешком около двадцати минут, и впоследствии я ходил по нему ещё много раз. Этот путь вёл через небольшой но аккуратный сквер с прудом, приятные жилые кварталы низкой застройки, а также вдоль канала ХарингвлитHaringvliet, с которого открывается классный вид на Витте-Хёйс.

На берегах канала пришвартовано множество старых судов, поддерживаемых в отличном состоянии. Возможно, в тёплое время года они выходят в Ньиве-Маас, чтобы покатать туристов и заработать тем самым денег себе на содержание.

Жилые кварталы, через которые пролегал путь, аккуратные, словно выстроены под линейку. Привычно по-нидерландски во многих окнах либо совсем нет штор, либо они открыты, что словно заставляет волей-неволей заглянуть внутрь и рассмотреть жильё. Вдоль домов тянутся ровные тротуары, а через узкую дорогу от них — детские и спортивные площадки. Какие же счастливые, должно быть, дети, которые изо дня в день играют на таких прекрасных площадках. В Берлине в прошлом году не удержался и сам съехал по большущей детской горке. Здешние не были рассчитаны на меня, поэтому я лишь любовался их минималистичной и естественной красоте.

Та же площадь около Марктхала, а также прилегающие улицы, произвели на меня днём более приятное впечатление. То ли сказалось то, что я отдохнул, то ли обилие света сделало своё дело, но теперь это место казалось мне, по крайней мере, интересным и необычным.

Многие здания, возведённые здесь, будто бы строились с одной лишь целью — любой ценой создать уникальный и запоминающийся образ. И речь не только про кубические дома, но и про здание напротив них, и про здание центральной библиотеки, и про дом-карандаш, конечно. И с этой задачей справились отлично.

Но на той же площади и вообще в городе довольно много безликих зданий, никак не сочетающихся с окружающей средой ни по стилю, ни по высоте. Абсолютно разная этажность, формы этих зданий, и материалы, использованные при их строительстве и отделке, создают общее впечатление некоторой хаотичности.

Вся эта неупорядоченность, разношёрстность и отсутствие общей идеи и плана слишком непривычны для Европы и, тем более, для Нидерландов.

Похоже, что это объясняется тем, что центр Роттердама практически сравняли с землёй во время Второй мировой. Легко гуглится фотография, на которой видны последствия разрушений немецкой бомбардировки 14 мая 1940 года. Кроме церкви святого Лаврентия, которая тоже была сильно повреждена, почти все здания попросту уничтожили.

Долгое время после войны центр города оставался несколько пустынным, ветренным и не слишком приятным местом. В восьмидесятых городские власти разработали программу стимуляции застройки, чтобы как-то решить эту проблему. В то время Роттердам развивался по канонам современных американских городов, с акцентом на высотную застройку и приоритет автомобилей. Вполне могу себе представить, что эти факторы наложились друг на друга, и поэтому центр города получился таким.

Вместе с тем, уже десятки лет Роттердам развивается в несколько другом направлении. Появляются новые общественные пространства, пешеходные улицы, создаётся инфраструктура для велосипедистов, развивается общественный транспорт. Роттердам остаётся едва ли не единственным нидерландским городом, в котором строят высотные здания вообще, и небоскрёбы в частности. Но современные высотки мной воспринимаются скорее как дань сложившейся традиции, нежели ошибка планирования.

Один из примеров реализации нового направления развития города — здание крытого рынка, Марктхал. В нём есть квартиры и офисы, рестораны и гостиницы, а также громадный паркинг для машин. Но главное — просторный и светлый крытый рынок, где ежедневно отдыхают и развлекаются тысячи людей. Мне нравится, как оживает с наступлением темноты прозрачный фасад рынка, пропуская тёплый свет из здания на улицу. Но больше всего мне нравится функциональность этого строения. В ней, на мой взгляд, главная его красота. Как бы то ни было, Марктхал — один из символов Роттердама, а заодно и одна из главных его достопримечательностей.

🍽

В первый же вечер съел на рынке традиционный сэндвич с селёдкой. Традиционно классно. А также попробовал истинно нидерландские угощения — сладкие блино-пампушки из теста, посыпанные сахарной пудрой. Нашёл в интернете, что по-русски их называют поффертьеpoffertjes, хотя местные произносят скорее, как «поффертчес». Вкусные, можно съесть миллион штук. Жаль, не нужно.

Купил на рынке и впервые попробовал сыр с фенугреком местной сыроварни Henri Willig — отменный. Пробовал и другие сыры, но этот понравился больше всего.

Штука, которой радовался в прошлом году в Германии, и всё ещё продолжаю восторгаться — в местных роттердамских супермаркетах можно купить свежайший фруктовый смузи и салат. Небольшая ложка дёгтя: годы идут, а ситуация с банковскими картами не особо-то меняется. В крупнейшей сети супермаркетов Albert Heijn не принимают к оплате карты Виза и Мастеркард. Что уж говорить о магазинах поменьше.

🇳🇱

Нельзя рассказывать про Роттердам и не написать ни слова про мост Эразма. У меня не было от него особых ожиданий. Я думал, что мост, каким бы грандиозным он ни был, вряд ли способен меня удивить. Я чертовски сильно ошибался. Мост Эразма по-настоящему мощный. Мощный в том смысле, что просто находясь в пределах прямой его видимости, ощущаешь его грандиозность, значимость, инженерную сложность, и в то же время изящность и лёгкость. Кроме того, мост — настоящая архитектурная доминанта. Вокруг него есть здания выше, но всегда ощущается, что мост — главное сооружение в округе.

Меня гораздо сильнее цепляет любое строение, если, помимо общей привлекательности, в нём есть отдельные элементы, которые пришлись по душе. Такими элементами моста стали белые ванты, медно-стальные основания, в которые входят ванты, зигзагообразные столбы для фонарей подсветки моста, а также форма плафонов. Мост построили почти четверть века назад. Но он и сейчас выглядит не просто современным, но и вполне футуристичным.

От зрелища, когда по этому красавцу мосту ехали не менее современные трамваи, моё сердце совсем таяло. Ощущения были прямо как при виде жёлтых ретро-трамваем на мосту Свободы в Будапеште. Пусть и фишки этих мосто-трамвайных сочетаний совершенно противоположные.

Мост Эразма соединяет центральную часть города с юго-восточным районом Коп ван ЗюйдKop van Zuid. Последний когда-то был одним из районов порта, но с началом контейнерного бума грузы ушли на терминалы, расположенные ближе к выходу в Северное море. К семидесятым годам двадцатого века район пришёл в упадок. Ближе к концу восьмидесятых городское правление утвердило планы его ревитализации, и с тех пор он бурно развивается.

Здесь возведены небоскрёбы с офисными зданиями и элитными квартирами. Склады превращены в музеи, галереи, а также кафе и рестораны. Здание, в котором когда-то находился главный офис легендарной круизной компании Holland America Line, теперь занимает отель. Да и сам мост Эразма, собственно говоря, часть этой самой программы — он нужен, чтобы ускорить и облегчить сообщение между районами города, отделёнными друг от друга рекой.

В 2012 году открыли мост для пешеходов и велосипедистов, РяйнхафенбрюгRijnhavenbrug, соединяющий Коп ван Зюйд с очень похожим районом — КатендрехтKatendrecht. В этом районе есть ещё один большущий рынок, напоминающий одесский City Food Market, амстердамский Foodhallen, да и местный Markthal — Fenix Food Factory. Попасть на него, правда, мне не посчастливилось — он был на реконструкции. Зато на небольшой площади за этим рынком, ДелипляйнDeliplein, проходила выставка фотографии. Распечатанные фото висели внутри грузовых контейнеров, расставленных прямо в центре площади. Это классный приём урбанистики: за сравнительно небольшие деньги на площади создали атмосферное событие, привлекающее творческих и интеллигентных людей. На той же площади есть классная кофейня с отличной выпечкой — Kopi Soesoe. Там довольно многолюдно, но вкусно и пластинки ставят классные.

Районы Коп ван Зюйд и Катендрехт и по духу, и внешне мне напомнили столь любимый мной гамбургский Хафен-Сити. Меньших масштабов, да и немецкая архитектура и исполнение мне понравились больше. Но всё равно районы довольно прикольные.

На Ряйнхафенбрюге я встретил ребят с такой же камерой, как у меня. Сам не знаю, зачем об этом написал сюда. Наверное потому, что раньше таких совпадений не встречал.

Очень понравился район с трудно произносимым названием СхепвартквартирScheepvaartkwartier, или, если проще, Ньиве ВеркNieuwe Werk. Особенно понравилась та его часть, что ближе к гавани ВирхафенVeerhaven. Этот район почти не пострадал от немецких бомбардировок, поэтому сохранил много старой красивой архитектуры. Разумеется, поддерживаемой в отличном состоянии.

В гавани Вирхафен пришвартована целая россыпь парусных и моторных яхт. По набережным гавани гуляют откормленные утки. Рядом паркуются ретро автомобили. В общем и целом у меня сложилось впечатление, что как-то так должна выглядеть не пошлая версия Монако.

Та часть этого района, что ближе к Хет парку, напомнила Гаагу (о которой я ещё немного расскажу ниже). Столетние дома из красного кирпича, полосатые маркизы над окнами, уличные площадки кафе, залитые ярким солнцем, — всё это произвело убедительное впечатление приморского города.

В Хет парке понравилось кафе Parqiet прямо у большущей зелёной лужайки. Мне такого места очень не хватает в Одессе, чтобы спокойно позавтракать в умиротворённой обстановке в выходной день. А потом, взяв там же кофе, распластаться на траве с книжкой в руках.

На окраине парка, через дорогу от набережной, есть небольшое бистро с суринамскими сэндвичами. Я бы, наверное, и не обратил на него внимание, если бы не скопление людей у входа. Один из посетителей посоветовал их фирменный сэндвич. Вкусно, съел с удовольствием. Хотя, признаюсь, суринамский сэндвич на мой неразвитый вкус очень похож на обычный куриный сэндвич с карри.

В самом сердце Роттердама, в десяти минутах ходьбы от Витте-Хёйс, расположен Морской музей. Я обожаю тематические музеи, сделанные с любовью. А морской музей как раз один из таких. Его экспозиция делится на две главные части: внутреннюю, в здании музея, а также уличную — перед зданием музея и рядом вдоль канала ЛювехафенLeuvehaven.

В уличной экспозиции представлены модели старых портовых перегрузочных машин: кранов и другой техники, которая использовалась когда-то в роттердамском порту. Круто, что её не выбросили на свалку истории, а сберегли. Причём, некоторые машины поддерживают в рабочем состоянии и, для демонстрации принципа их работы, периодически приводят в действие. Кроме того, рядом со входом в здание музея установлен маяк, который когда-то был действующим маяком на входе из Северного моря в Ньиве-Маас, в месте под названием Хук-ван-ХолландHoek van Holland.

Во внутренней экспозиции запомнились больше других две штуки. Первая — рекламные плакаты нидерландских судоходных компаний, которые рисовал Адольф Мурон Кассандр. Позже с удивлением для себя узнал, что Кассандр был не только плакатистом, но и достаточно умелым шрифтовиком. Он, например, создал логотип Ив Сен-Лоран. А родился он в Харькове. Вторая запомнившаяся вещь — отдельная интерактивная выставка о контрабанде наркотиков и борьбе с ней. Выставка наглядно объясняет почему нельзя сразу и навсегда победить в битве по обнаружению контрабанды — грузов перевозится слишком много, досматривать все транспортные средства физически невозможно, даже с использованием рентгеновских установок и других современных технологий. Кроме этого, классно рассказано о том, что роль многих контрабандистов, участвующих в цепи поставок наркотиков, весьма ограничена. Так легче и организаторам, и самим участникам. Первые так защищают свой бизнес, а вторые — легче идут на сделку с совестью, сами себя уговаривая, что их дело весьма незначительно.

Одним словом, музей рекомендую. Особенно если окажетесь в Роттердаме в хмурый или дождливый день. А в Нидерландах, как известно, таких дней достаточно.

Сходил пешком к фабрике ван Нелле — памятнику архитектуры в интернациональном стиле. В светлых и лёгких зданиях, соединённых между собой стеклянными мостами-коридорами, с тридцатых по девяностые года прошлого века работала фабрика по производству чая, кофе и сигарет.

Но уже больше двадцати лет в здании фабрики ван Нелле нет, собственно, фабрики. Сейчас оно используется как офисное здание, коворкинг и площадка для мероприятий. Экстерьеры и даже интерьеры здания бережно сохранены. Через фасадное остекление видны оригинальные светильники, элементы мебели, а иногда даже фрагменты фабричного оборудования, оставленные для поддержания должного антуража.

Мне не удалось зайти внутрь, хотя, признаюсь, я не слишком и пытался. Уже сильно позже я узнал, что индивидуальное посещение здания запрещено, а вот в составе организованной группы попасть внутрь вполне можно.

Мне нравится этот архитектурный стиль. Здание возведено почти сто лет назад, но выглядит свежо и актуально и сейчас. Очень хочется, чтобы харьковский Госпром, киевскую гостиницу Салют и другие примеры классной архитектуры двадцатого века в Украине поддерживали в таком же отличном состоянии.

    Случайный набор наблюдений о Роттердаме в формате коротких тезисов без каких-либо объяснений:

  • гуляя оказался в  мусульманском районе с магазинами восточных платьев, вышитых бисером, кальянными и фруктовыми лавками. Он вроде мусульманский, но всё равно какой-то очень аккуратный и спокойный
  • запах травки чувствуется сильно реже, чем в Амстердаме
  • часто встречаются стенды с дефибрилляторами, особенно в местах вроде вокзалов и прочих людных мест
  • район Cool district показался мне наименее интересным

Обычно в материалах из путешествий я уделяю внимание общественному транспорту. В случае с Роттердамом это сделать одновременно сложно и легко. Легко, потому что писать есть о чём. Сложно, потому что нидерландцы настоящие маньяки во всём, что касается создания невероятной инфраструктуры общественного транспорта. И писать ещё как есть о чём.

Роттердамский общественный транспорт состоит из метро, трамваев, автобусов и паромов. Наземные виды транспорта пересекаются в нескольких ключевых точках, таких как центральный вокзал и вокзал Блаак.

Билет на общественный транспорт на 2 часа стоит 4 евро. На день — 8,5. Недёшево, но транспорт удобный и классный.
Какое-то время назад появилась возможность покупать билеты в мобильном приложении. Даром, что ни я, ни кондуктор не знали как такой билет валидировать. Прочитал уже после, что в трамваях этого делать не нужно.

Когда я написал о маниакальности нидерландцев в вопросе создания инфраструктуры, я не пошутил. Одна из веток роттердамского метро идёт прямиком в, тут внимание, Гаагу. Да, ветка метро проложена в соседний город. Расстояние между ними, правда, чуть больше двадцати километров, и бóльшую часть этого пути поезд едет по поверхности. Но в других странах на такое расстояние не всегда прокладывают трамвайные рельсы в спальный район в пределах одного города. А в Роттердаме по обычному городскому билету на обычном городском транспорте можно приехать в другой город. До сих пор в голове не укладывается.

В Гаагу я с удовольствием съездил. Но здесь не будет фотографий оттуда. Тем более, что в 2017 году в блоге уже выходил отдельный пост про неё. Почитайте, если интересно

Но в Гааге со мной произошла история, о которой невозможно не рассказать. Я был в городе как раз тогда, когда Европу накрыл ураган Киара. Британия от него пострадала достаточно сильно, а вот Нидерланды, насколько я могу судить, в значительно меньшей степени. Тем не менее, сильнейший ветер опрокидывал припаркованные мотоциклы, велосипеды и временные дорожные знаки, ломал деревья, и доставлял всяческие неудобства.

Несмотря на ураган, на длинной набережной СхевенингенаScheveningen было многолюдно. С трудом преодолев два километра от пирса до гавани ФишерсхафенVissershaven, я зашёл в рыбный ресторан, чтобы пообедать и согреться. Моё замешательство при выборе блюд в меню, составленном исключительно на нидерландском, было плохо скрываемым. На помощь пришёл один из гостей, посоветовав остановиться на филе белой рыбы с жареной картошкой — простом, как пять копеек, блюде. Разбавив простоту этого заказа устрицами для прекрасной половины и вином, я приготовился платить. Но отзывчивый гость и тут проявил инициативу, выхватив у меня из рук чек и, пока я подбирал наиболее вежливые слова из своего скудного английского запаса, оплатил его.

Спустя некоторое время, коротая время за столиком в ожидании заказа, я встретил добродушного нидерландца ещё раз. Он сам нашёл наш столик и принёс соус, наиболее подходящий к этому блюду.

Рыба, к слову, оказалась фантастически вкусной. Я не большой фанат рыбных блюд, но теперь обязательно хочу снова вернуться в Гаагу хотя бы исключительно ради него.

Стоит ли говорить, что угостивший нас джентельмен ничего не просил взамен? У меня с собой была открытка с видом роттердамского вокзала, и я подписал её словами благодарности этому человеку. Ещё никогда прежде незнакомец не угощал меня обедом. Это, с одной стороны, мелочь. Но такая мелочь, от которой веет небывалым теплом и заботой.

🇳🇱

Вернувшись в роттердамскую квартиру раньше обычного из-за упомянутого уже урагана, мы с прекрасной половиной коротали вечер за просмотром фильма «Человек-паук: вдали от дома». В этой картине Питер Паркер оказывается в целом ряде европейских стран, в том числе и в Нидерландах. Вся сцена, демонстрирующая его прибывание в этой стране, длится всего-то несколько минут, но человек-паук одной фразой очень ловко суммирует общее впечатление от нидерландцев и их замечательной страны. Он говорит что-то вроде: «Тут все очень милые, и круто говорят по-английски». Довольно сложно более лаконично и в то же время точно описать здешний народ. Все, к кому я обращался с вопросом, просьбой или просил совета, были исключительно добры и приветливы. И, как показывает история в гаагском ресторане, иногда просить помощи не приходится вовсе.

Каждый раз, приезжая в Нидерланды, я оставляю частичку сердца. Первые несколько дней в Роттердаме мне казалось, что город не оставит сильных впечатлений. Я думал, это будет приятное знакомство, которое не перерастёт в нечто большее. Но потом, и особенно по прошествии некоторого времени, я понял, что ярких воспоминаний из Роттердама предостаточно. Этот город, пусть и не с первого взгляда, но влюбил в себя.

🇳🇱

Иногда мне кажется, что было бы справедливее, если бы Гамбург и Роттердам поменялись местами, и Роттердам сохранил сильно бóльшую часть исторической архитектуры, и уже в наше время получил нечто настолько же грандиозное, как гамбургский район Хафен-Сити. С другой стороны, Роттердам продолжает развиваться. У меня нет никаких сомнений, что со временем этот крутейший город станет ещё лучше.

К О Н Е Ц

🇳🇱 Netherlands 🚀 Travel

Подписаться на блог